Жан Гросс-Толстиков: отрывок из рассказа «За флажки!»

Сборник "Автор Рунета: антология отечественной словесности"

Воздух был свеж на столько, что едва стоило затянуть ноздрями его морозную звенящую массу, как моментально вскруживало голову, в глазах плыли разноцветные круги, а в носу щекотало до слез. Под ногами мелодично хрустела снежная корочка и было искренне жаль нарушать девственное лоно природы, покрытое серебристым одеялом. Благодать, которой хотелось упиваться, нарушало лишь одно: тревожно грохочащее в груди сердце.
Выскочив из перелеска в поле, Роман остановился, прислушиваясь к звенящей тишине. Сбившееся с нормального ритма дыхание срывалось на сдавленный хрип. Где-то вдалике разрывались, лающие до рвоты гончие псы. Оглянувшись назад, в рощу, сквозь просвет между белых в черных подпалинах стволов берез, молодой человек рванул напрямик через поле. Задыхаясь и падая в глубокий снег, он тотчас же вскакивал на ноги и бежал снова.
Из последних сил, надрывая сухожилия, Роман добрался до кромки леса, чернеющей густой чащей, и, обняв ближайший к полю сосновый ствол, завалился в сугроб за деревом. Жадно глотая разинутым ртом холодный воздух, молодой человек зачерпнул горсть хрустящего снега и тотчас же отправил его в себя, растерев остатки по горячему, бешенно пульсирующему в висках лицу. От колючего тающего в глотке, на языке и потрескaвшихся губах снега легче не стало: беспощадная жажда душила, сдавливая горло в своих цепких объятиях.
— Обложили, суки, — на выдохе пробормотал Роман. — Обложили…
Отказывающийся фокусироваться, плывущий взгляд поймал выскочившие в поле фигуры охотников. Двое здоровенных мужиков в камуфляжных куртках криками подгоняли собак. Вонзив свои остроносые морды глубоко в снег, русские борзые вспахивали поле так рьяно, что им бы позавидовала любая деревенская лошадь.
— Вон он! — закричал один из охотников. — В лесу, под сосной…
Он вскинул двустволку к плечу и она в ту же секунду раскатисто громыхнула, выбросив в морозный воздух сизое облачко порохового дыма. Роман вжался в снег, закрыв голову руками. Пуля со свистом вонзилась в сосновый ствол и дерево печально загудело. Тут же громыхнул второй выстрел. До остервенения бешеный лай собак начал приближаться.
Перекувырнувшись через голову, молодой человек укатился вниз в овраг и там, на дне, быстро пополз на четвереньках, утопая по локти и бедра в мягком снегу.
Внезапно овраг закончился, тупиком уперевшись в зияющий чернотой раскрытый зев медвежьей берлоги. Не раздумывая, Роман бросился туда, но перед самым входом замер в оцепенении. Из темноты на него смотрела пара горящих ненавистью желтых глаз. Сверепый оскал с томно стекающей по острым длинным клыкам слюной недоброжелательно встретил человека, встав смертельной преградой на его пути. Молодой поджарый с ввалившимися боками волк смотрел пристально, выжидающе.
Не решаясь пошевелиться и тем самым старательно избегая провокации к нападению, молодой человек вжался спиной в скос оврага и не сводил глаз с лесного хищника, приготовившись к худшему. Издали вновь послышался лай собак. Человек и волк недоверчиво расцепили взгляды и краем глаз покосились в сторону. Серый принюхался, внимательно шевеля ноздрями черного носа и медленно повернул голову. Его шея вытянулась, голова чуть наклонилась к земле и приблизилась навстречу Роману, уперевшись взглядом не в глаза, а в плечо человека. Роман проследил за взглядом хищника и заметил кровоточащую рану. Из разодранной куртки торчали багряные от крови гусиные перья, рука бессильно повисла, онемев.
Волк плавно качнулся и шагнул в сторону, словно приглашая человека в чернеющие недра берлоги. Роман осторожно оттолкнулся спиной от заснеженного скоса и на четвереньках пополз вперед. Забравшись внутрь и по-прежнему не сводя недоверчивого взгляда с Серого, молодой человек расслабленно лег на сухие хрустящие листья.
Устрашающие клыки исчезли, утробный рык смолк. Волк подошел к Роману и нежно лизнул разорванный рукав куртки, сочувственно по-собачьи поскуливая. Молодой человек потянул молнию вниз и куртка распахнулась. Осторожно вытащив руку наружу, он оттянул широкий ворот вязанного свитера и обнажил рану. Кровь запеклась причудливым узором. Волк доверительно посмотрел ему в глаза и снова осторожно, заботливо лизнул плечо.
— В овраг! Быстро! — громкий крик где-то над головой нарушил лесную тишину. — Вон, пятна крови на снегу… Он там!
— Теперь не уйдет, — утвердительно добавил другой голос. — За флажки попал, волчара! Говорил я тебе, Олег Михайлович, стопроцентный капкан… А ты еще смеялся, мол, я глупостями занимаюсь… Видишь, не за зря овраг флажками огородили.
Твоя правда, майор, — засмеялся первый голос. — Сейчас мы его и возьмем…

Поделитесь этой информацией с друзьями и близкими
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

1 1

Нужно войти чтобы оставить комментарий.